Tags: схематоз

default

ио статистике с продажей сбера

Все хотел написать, про продажу Сбера.

Один ВВП захотел, чтобы был зафиксирован экономический рост не ниже среднемирового в 3%. Обычный рост в РФ порядка процента. То есть не хватает каких-то 2%. Но эти два прОцента надо откуда-то взять. Реально напрягать своих, подмявших под себя остатки промышленности, с/х и дОбычи? Нельзя. И тут гении статистики придумали такой вот финт ушами:
ЦБ из одного кармана вынимает порядка двух триллионов рублей и перекладывает под предлогом покупки Сбербанка в другой карман, откуда приближенные уже сами разберут кому на что надо. При этом, судя по всему, на учет Сбер поставят по цене выше суммы, пошедшей на перекладку. Ну чтобы итоговый баланс в кармане ЦБ был не меньше.
Если учесть, что объем ВВП в России порядка 100 триллионов рублей, а в прошлом году насчитали рост в 1.3% и объем 109 трлн руб ( см. https://tass.ru/ekonomika/7672867 ), то... Сколько составляет два триллиона от 100? ну вот они и есть.
Все в плюсе: Наше всё получит три прОцента роста, его друзья деньги на попил, в кармане ФНБ будет висеть Сбер в качестве... а интересно, в каком качестве? В общем, переоцененным.
А если наше все захочет еще вместе со своими друзьями, то Сбербанк можно еще раз оценить, а перекладыванием из одного кармана в другой дать еще денег на попил.



upd: вот вам старый текст авантюриста:

Как выглядит крупный бизнес по американски на текущий момент и что, собственно, написано в этой статье про Голдман Сакс, если перевести на человечий язык.

Сижу я, директор Голдман Сакс, с бухгалтером и секретаршей в кабинете, грустим — все клиенты ушли, денег нет, скоро свет отключат. Самое время закрываться. Оглядываюсь по сторонам и тут на тебе, осенило:

— Матрена Джонсовна, — говорю бухгалтеру, — сколько вот эта хрень в углу стоит по балансу?

— $100,000, — отвечает.

— Окей, говорю, дуйте в банк и берите под нее $60,000 кредит.

— Не поняла — а чем расплачиваться бум, г-н Голдман Саксович?

— Не парьте мозг, гражданка бухгалтер, делайте чего сказано.

Едет, значит бухгалтер в банк, берет $60,000. Мы на эти деньги целый квартал работаем изо всех сил, т.е. сидим втроем в кабинете, пьем кофе и точим лясы. Проценты банку платим. Через три месяца бухгалтер начинает волноваться:

— Голдман Саксович, эта, деньги-то того, заканчиваются — отдавать непонятно чем. И налоги платить. А еще нас выдерут на выездной за убытки.

— Матреееена Джонсовна, глупая вы женщина, ничего не понимаете в большом бизнесе. Короче так — сколько у нас та заложенная хрень по балансу стоила?

— $100,000.

— Так вот, поздравляю вас, гражданка бухгалтер, с большим трудовым успехом. Коньюнктура рынка оказалась к нам благосклонна и теперь та самая хреновина стоит $200,000. Это я Вам со всей ответственностью заявляю — так и запишите в балансе. Так что у нас за квартал натурально $100,000 дохода получилось, т.е. $25,000 прибыли, после вычета кредита и налогов.

— Не, — охреневает бухгалтер, — это все нормально, но натуральных денег-то платить налоги и возвращать кредит все равно нифига нету.

— Что значит нету? — возмущаюсь тупостью старой женщины, воспитанной в замшелых капиталистических традициях. — У нас же из стоимости той хреновины всего $100,000 заложено. А вторые $100,000, которые от переоценки получились, натурально не заложены. Дуйте в банк — берите под них еще $60,000.

Матрена Джонсовна едет в банк и повторно закладывает переоцененную хреновину. Банк счастлив — мы ему прОценты исправно плОтим. Налоговая счастлива — мы ей налоги плОтим, прибыль хорошую показываем. А нам с бухгалтером и секретаршей вообще заипись — нихрена не делам, кофе дуем ведрами, а денежки идут — эту хреновину мы еще раз 10 переоценим и перезаложим.