January 7th, 2013

default

Николай Заболоцкий, Время (1933)

1
 
     Ираклий, Тихон, Лев, Фома
     Сидели важно вкруг стола.
     Над ними дедовский фонарь
     Висел, роняя свет на пир.
     Фонарь был пышный и старинный,
     Но в виде женщины чугунной.
     Та женщина висела на цепях,
     Ей в спину наливали масло,
     Дабы лампада не погасла
     И не остаться всем впотьмах.

2

     Благообразная вокруг
     Сияла комната для пира.
     У стен — с провизией сундук,
     Там — изображение кумира
     Из дорогого алебастра.
     В горшке цвела большая астра.
     И несколько стульев прекрасных
     Вокруг стояли стен однообразных.

3

     Так в этой комнате жилой
     Сидело четверо пирующих гостей.
     Иногда они вскакивали,
     Хватались за ножки своих бокалов
     И пронзительно кричали: «Виват!»
     Светила лампа в двести ватт.
     Ираклий был лесной солдат,
     Имел ружья огромную тетерю,
     В тетере был большой курок.
     Нажав его перстом, я верю,
     Животных бить возможно впрок.

4

     Ираклий говорил, изображая
     Собой могучую фигуру:
     «Я женщин с детства обожаю.
     Они представляют собой роскошную клавиатуру,
     Из которой можно извлекать аккорды».
     Со стен смотрели морды
     Животных, убитых во время перестрелки.
     Часы двигали свои стрелки.
     И не сдержав разбег ума,
     Сказал задумчивый Фома:
     «Да, женщины значение огромно,
     Я в том согласен безусловно,
     Но мысль о времени сильнее женщин. Да!
     Споем песенку о времени, которую мы поем всегда».

5 

     Песенка о времени
     Легкий ток из чаши А
     Тихо льется в чашу Бе,
     Вяжет дева кружева,
     Пляшут звезды на трубе.
 
     Поворачивая ввысь
     Андромеду и Коня,
     Над землею поднялись
     Кучи звездного огня.
 
     Год за годом, день за днем
     Звездным мы горим огнем,
     Плачем мы, созвездий дети,
     Тянем руки к Андромеде
 
     И уходим навсегда,
     Увидавши, как в трубе
     Легкий ток из чаши А
     Тихо льется в чашу Бе.

6

     Тогда ударил вновь бокал,
     И разом все «Виват!» вскричали,
     И им в ответ, устроив бал,
     Часы пять криков прокричали.
     Как будто маленький собор,
     Висящий крепко на гвозде,
     Часы кричали с давних пер,
     Как надо двигаться звезде.
     Бездонный времени сундук,
     Часы — творенье адских рук!
     И все это прекрасно понимая,
     Сказал Фома, родиться мысли помогая:
     «Я предложил бы истребить часы»
     И закрутив усы,
     Он посмотрел на всех спокойным глазом.
     Блестела женщина своим чугунным тазом.

7

     А если бы они взглянули за окно,
     Они б увидели великое пятно
     Вечернего светила.
     Растенья там росли., как дудки,
     Цветы качались выше плеч,
     И в каждой травке, как в желудке,
     Возможно свету было течь.
     Мясных растений городок
     Пересекал воды поток.
     И, обнаженные, слагались
     В ладошки длинные листы,
     И жилы нижние купались
     Среди химической воды.

8

     И с отвращеньем посмотрев в окошко.
     Сказал Фома: «Ни клюква, ни морошка,
     Ни жук, ни мельница ни пташка,
     Ни женщины большая ляжка
     Меня не радуют. Имейте все в виду:
     Часы стучат, и я сейчас уйду».

9

     Тогда встает безмолвный Лев,
     Ружье берет, остервенев,
     Влагает в дуло два заряда,
     Всыпает порох роковой
     И в середину циферблата
     Стреляет крепкою рукой.
     И все в дыму стоят, как боги,
     И шепчут, грозные: «Виват!»
     И женщины железной ноги
     Горят над ними в двести ватт.
     И все растенья припадают
     К стеклу, похожему на клей,
     И с удивленьем наблюдают
     Могилу разума людей.

цитируется по http://www.world-art.ru/lyric/lyric.php?id=13160